Гарик Потный и Орден Ленина™

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гарик Потный и Орден Ленина™ » Сюжетик » Собственно, вот и Она - История!


Собственно, вот и Она - История!

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Школа для трудновоспитуемых малолетних магов Ты-Бы-Сдохс: История с создания до наших дней

Давным-давно в одной далёкой-предалёкой галактике…

Эпизод 1
Большая стройка

Когда-то очень давно на всемирном престоле сидел царь. Звали его Горох. Короче, Царь Горох, вот. Понятно? Ну кликуха у него такая, в смысле, была, а звали как по-настоящему – никто уже и не упомнит. Да и почему Горохом окрестили – тоже не вспомнят. Некому вспоминать-то.
В общем, какая разница, как там его звали. Главное в другом.
Пришла ему в голову его гороховую как-то мысль: «А неплохо бы построить такое заведение, где дети могли бы не только деньги в казну в детстве в этом приносить, а ещё и учиться – чтобы потом, до самой старости, казну великую русскую, американскую, да и какие дела наши тяжкие, все остальные тоже финансировать…»
По соседству с Царём Горохом жил Иван Романов, по кличке Грозный. Подумать-то Горох подумал, потому именно в истории заведения появилось имя Грозного.
- Послушай, родной, - начал Горох, - а как ты думаешь, неплохо было бы построить такое заведение, где дети могли бы не только деньги в казну в детстве в этом приносить, а ещё и учиться – чтобы потом, до самой старости казну нашу с тобой финансировать.
Грозный почесал эфесом меча по голове, подумал, подумал…
- Ты ж знаешь, Горох, - медленно и протяжно начал Грозный, да так страшно, что у Гороха корона на голове дыбом встала, а усы стали зелёного горохового цвета. – Я не особо думаю, я делаю. А народ думает… Вот ты считаешь, хорошо будет?
- Ааага, - Горох выдавил из себя подобие улыбки, - конечно хорошо, дарагой, канэшна…
Почувствовав, что начинает сбиваться с культурного русского, Горох замолчал и мысленно повторил несколько раз: «Я проглотил свой язык...»
Грозный, казалось, вообще ничего не заметил.
- А чё там ребятня делать будет?
- Ну… как что… - более-менее овладевший собой Горох (причём скорее более, чем менее) продолжил убеждать Грозного. – Учиться, что ж ещё. О! Я уже даже напутственные слова для открытия придумал, вот послушай:
К четырём прибавить два,
По слогам читать слова,
Учат… э.. где?
Вычитать и умножать,
Чтоб бюджеты принимать,
Учат в чём-то там далёком, непонятном…
- Ладно, я всё понял, - Грозный прервал излияния Гороха, ведь ему в голову тоже что-то пришло – и это стоило озвучить. Ведь такое бывает редко – как затмение примерно. – Стоит. Бюджеты принимать – это святое, так что строим… как ты это там назвал?
- Да вот, не придумал ещё. Давай придумывать.
Думали они, значится, думали… Мыслили, мыслили… Грандиозные планы строили… В «Эрудита» играли…  В классики… В шахматы… В карты… В казино… В общем, разными полезностями занимались.
- Эврика! – вскричал вдруг Горох. – Я не придумал, как это будет называться, но дети будут разделены по классам!!! Вот как эти клеточки!
И Горох тыкнул пальцем в классики.
- Ах ты шкод! – Грозный явно обиделся. – Это была моя идея!!!
Горох притих.
- Ладно-ладно… Твоя… Тогда придумывай, как будет это всё называться… Кстати, а помнишь, как Оленька окрестила дань? Уроками назвала. Ну и учить дети будут уроки… Дань, даа… Мы даём им сейчас – они дадут нам завтра! – Горох мерзопакостно хихикнул, видно, представив себе что-то несколько непотребно-незаявительное.
- Давай ещё партийку. В карты. Кажись, от них умнее становимся., - Грозный решительно захотел сделать самое большое открытие во всемирной истории.
- С чего ты взял?
- Ну мы ж в них дольше всего играли, вот я и придумал название, а ты его сказал, телепат, блин. Солярки, кстати, не найдётся?
- На кой тебе?
- А дань на чём ездить собирать? Опять дружине говорить «по коням» вместо «по меринам»? У меня ребята, конечно, хорошие, в беде не бросят. Но нутром я чую – запахло у них там… керосина.
- Эх… Да ладно, чего уж. Держи, соседи как-никак, - Царь Горох пошарил рукой под троном и достал ужасно пыльную банку с чем-то плавающим. – Хотя потом пеняй на себя, - совсем осмелев, Горох даже ухмыльнулся.
- Это ещё как понимать? – нахмурился Грозный.
- Ну ты ж знаешь, как у нас с газом. На Украине всё без газа. С соляркой едва ли лучше… - Горох задумчиво почесал пятку. – Зато вот молоко по миру лучшее, - улыбнулся Горох: нашёл, однако, чем похвастаться.
- И шо ж ты думаешь, я из-за чего-то там от твоей солярки откажусь? Жмотничаешь, значит?
- Не-не, - Горох чуть с трона не свалился, - ты что. Ничего такого. Правда-правда.
И он быстро-быстро замигал.
- Шкод ты всё-таки, ещё какой…
Ещё минут пять цари просидели в молчании. Потом синхронно вздохнули и принялись играть в карты.
Когда через два часа Горох остался в дураках пятнадцать раз, а Грозный – два… Горох в засыхах – восемь, а Грозный – всего один… На Гороха упало десять туалетов, а на Грозного – четыре… Последний вдруг вскочил и вскрикнул:
- Школа!!!
Минута молчания.
- Чё – школа?
Минута молчания.
- Ну называться будет школа!!!
Минута молчания.
- Что будет называться?
Две минуты молчания.
Горох: А, это…
Грозный: Да, это!
Так что же, карты действительно способны сделать людей чуточку умнее?
- Молодец, Грозный! Выручил нас!!!
- Да и ты тоже, Горох!!!
- Но стройкой руководить будешь ты!!!
- Это ещё почему?
- Потому что сам сказал – ребята у тебя хорошие. А у меня – хилые все, ненадёжные… И вообще – поздно уже, - Горох явно торопился выпроводить Грозного из своего дворца, пока тот не отказался, - второй час уже, жена дома ждёт, да может, не одна…
Грозный взревел и сам помчался к воротам, уже успев приревновать жену к кому-то неизвестному.
А Горох тихонько посмеялся в бороду и сам закрыл за соседом ворота, вслушиваясь в его бессвязное бормотание насчёт «покажу», «уу, зараза» и «ёёёёёёё…» (это лошади).
Нет, всё-таки, видимо, не делают…

Эпизод 2
Всем факам фак, или Атака клопов

Теперь, собственно, речь пойдёт о том, почему появилось название школы - «Ты-Бы-Сдохс: школа для трудновоспитуемых малолетних неконтролируемых магов»…
Жил-был на свете мальчик по имени Рып. И этот мальчик должен был стать первым учеником Единоросской Школы, так как обладал действительным магическим потенциалом и совершенно не имел денег, чтобы откупиться от становления подопытным кроликом.
Разумеется, под призыв попал не он один. На первый год обучения попала небольшая группа детей из разных стран, имеющих такие же параметры.
И из этих детей Рып сразу нашёл себе друзей. Друзей у него раньше никогда не было, а тут раз – и появились. Чудеса прямо какие-то.
И сложилась у них компания: ранее профессиональный вор Рып, рыжая певичка Бренда, клубная танцовщица Кэрри и простой русский паренёк Иван.
И стали они думу думать: стоит ли им учиться или не стоит.
- Ребят, - мелодичным голоском промурлыкала Бренда, - вы думаете?
В комнате повисло напряжённое молчание… которое продолжалось с раннего утра.
Через полчаса Бренда шумно вздохнула и слезла с подоконника.
- Ну пора решать уже. Давайте плюсы перечислять для начала. Первый плюс – мы нашли друг друга, - рыжая взмахнула длиннющими волосами.
- Второй плюс… ммэ… - спустя полминуты пробормотал Рып. – Второй плюс в том, что… что мы не на улице живём, - выкрутился бывший глава воровской гильдии, пододвигаясь поближе к камину.
- Хавчик хороший… пивасик, - рус Иван погладил животик.
- Кто о чём, а Чуи о еде, - фыркнула Каролина, черноволосая, темноглазая, стройная, слегка употребляющая девушка. Хавчик тут, кончено, был хороший, но обе девушки были несколько прохладны по отношению к еде.
- Это же плюс, - недоумённо-обиженно проворчал Ванёк и замолчал. Наверное, задумался.
Все одновременно вздохнули.
- Теперь – минусы, - хитрым голосом Галкина в роли ведущего «Кто хочет стать милиционером» констатировала Бренда.
Все одновременно заговорили.
- Да ну нафиг…
- Это минус…
- Лень же…
- И правда…
- Зато ведь…
- Э, нет! Без «зато», «ведь» и прочих плюсов! Только минусы! – выкрикнула рыжая.
Голосование продолжилось…

… и кончилось за полночь.
- Итак, момент истины! – Торжественно объявила Бренда, отчёркивая последнюю строчку в своём блокнотике. – Голосованием решено: учиться мы не учились, не учимся и не будем.
В гостиной раздались тихие аплодисменты.
- Тогда встаёт другой вопрос.
В комнате повисло напряжённое молчание… который там уже раз за день?
- Ну и какой? – Дрожащим голосом спросил Ванёк, явно не желая расставаться с хавчиком.
- А такой, - всё тем же заговорщическим голосом промолвила Бренда, - эти «основатели» {вымарано цензурой} нам просто так уйти не дадут. А это значит, что надо придумывать план.
- Какой ещё план? – Недовольно скосилась на подругу Лина, прикладываясь к пакетику сока. – Просто ночью открываем окна, вылезаем и сматываемся ко всем чертям.
Бренда мило улыбнулась.
- Солнышко моё! Солнышко! – Кээри чуть не выронила пакетик с соком. – Вай, милая, ты хоть раз окно-то наше видела?
Кэрри застыла с трубочкой во рту. Задумалась.
- Ладно, не напрягайся, - милостиво разрешила Бренда, - я тебе так скажу. А лучше покажу – лучше один раз увидеть, чем сто раз оглохнуть.
Рыжая подошла к занавескам и распахнула их.
За окном было одно только небо. Сплошное небо, будто разбитое на тысячи, нет, миллионы осколков от куч бутылок из-под русской крепкой. И плавали на нём, как обрывки туалетной бумаги, смешанной с ватой, мокрые и облезлые облака. Который день лил дождь, окатывая землю прозрачными пенящимися каплями газировки.
А если посмотреть вниз, можно было увидеть, как морские барашки, густо вспениваясь, как шампанское, бьются и бьются от острые скалы, как настоящие бараны на настоящие новые ворота.
Рып передёрнул плечами от увиденного пейзажа.
- Не, ребят, точняк, валить надо отсюда.
- Вот и я о том же, - классическим тоном учительницы, втихушку от директора собирающей корпоративку, сообщила рыжая. - Таким образом, дорогая моя, - Бренда повернулась к Кэрри, - твоё предложение вылезти из окошка немного неактуально, ибо закончиться оно может весьма и весьма плачевно.
Каролина насупилась.
- А моё предложение таково.
Так как сами мы выйти не можем – только вы время прогулок под конвоем – требуется сделать так, чтобы нас отпустили, - Бренда сделала ударение на последнем слове. – А это значит – идём на шантаж, строим революцию, свергаем Временное правительство…
- Ты чё, какое нафиг Временное правительство? Это из другой сказки, - Кэрри нашла, чем крыть Бренду.
- Ох… да… точно… Ну так вот. Находим слабые места Стражей Порядка и Добросовестности и собираем компромат…
- Ну и как мы это сделаем? – Тихонько простонал Ванёк, представляя себе объёмы предстоящей работы. – Мы так и доучиться и состариться успеем…
Бренда загадочно улыбнулась.
- А вам не надо ничего делать, - Бренда легко поднялась с пола, снова взмахнула львиной гривой и куда-то ускакала.
Вернулась она буквально через минуту, держа в руках какую-то папку со странным названием «Не лазЕть. АдминистрацЫя.»
- Я уже всё сделала.
Каролина насупилась и отвернулась, Иван радостно заблестел гляделками, а Рып вдохновенно вздохнул, попутно прошептав имя догадливой рыжей.
- Здесь – самый полный и неопровержимый компромат на СПИД. Как только на каждого из них появился отдел в этой папке, я сравнила данные по каждой из бумажек. И знаете, что оказалось?
Бренда плотоядно ухмыльнулась.
- Все наши СПИДы боятся… клопов!
Троица моментально подскочила на местах. Теперь-то все поняли, куда клонит рыжая.
- Ну а теперь дело за малым, - констатировала Бренда, прищурив глазки и внимательно наблюдая за лицами товарищей. – Собрать клопов.
Иван мгновенно побледнел и схватившись руками за живот, умчался в синюю даль.
Бренда хихикнула.
Каролина брезгливо сморщила носик, Рып сплюнул и чертыхнулся.
Бренда дождалась возвращения рус Ивана и продолжила:
- И подкинуть СПИДам в кроватки, - то ли от елейного голоска Бренды, то ли от нового упоминания о клопах белобрысый Ванёк снова куда-то помчался.
А Бренда не переставала хихикать…

Эпизод 3
Месть настоящих коммунситоФФ

Из Северной Башни раздался дикий визг. Сначала короткий, а через пару мгновений – ещё один, гораздо длиннее и устрашающе…
Через несколько минут визг не стихал, орал явно не один человек.
- Неплохо, однако, получилось!!! - Бренда проорала на всю гостиную, стараясь перекричать жуткий визг, доносившийся из башни учителей.
- А мы не перестарались, нет?! – Каролина, разумеется, была на седьмом небе от счастья, но вот совесть у неё была, однако.
- Народ, вы не забыли, зачем мы это всё устроили?!! – в один голос заорали Рып и Иван. Последний одно ухо зажал рукой, другое плечом, а свободная рука кормила Ванечку салом.
Девушки не стали ничего отвечать, а просто кивнули и согласованно, в ногу помчалсиь прочь от сладкого зрелища.
Северная Башня содрогалась от жутких визгов и взвизгов учителей. Великая Четвёрка, однако, собрала клопов и подкинула их в спальни учительские. Хотя, возможно, с количеством они действительно несколько перестарались… Зря Каролина ещё и пауков со скарабеями подсыпала.
Итак, наши герои мчались со всех ног, впрочем, это было не особо-то нужно: СПИДы были заняты избавлением от насекомых, заполонивших их комнаты, а остальная часть курса тихо-мирно сидела в столовой вместе  с поварами, где эта самая Четвёрка их закрыла на ключ плюс фирменные заклинания Бренды и Кэрри.
Хотя…
В Северной Башне
- АААААААААААААААА!!!!! Помогите кто-нибууууууууууудь!!!!!!!!!!
Миранда, учительница зелий, не особо дружившая с бытовой и боевой магией, заходя в свою комнаты, случайно сначала закрыла дверь, и лишь после включила свет… Рабочий день окончен, за окнами темно…
Из-за пресловутого окна послышался странный звук. Громче, чем Миранда орала, стучались в её окно! От такого шока немецкая принцесса не только перестала орать, хотя клопы падали сверху и бежали по стенам, да ещё и рот закрыла.
- Бумбокс! – грозное древнее заклинание прозвучало как приговор… клопам…
Окно взорвалось, снаружи показалась сначала одна рука, потом вторая. Потом нога, за ней вторая. И, наконец, внутрь ввалилось чьё-то тело.
- Бубль? – Недоверчиво спросила Мира, подбегая к спасительному окну. – Бубль, какого {censored} ты тут {censored}? {Сensored} валить отсюда надыть!!!
Мира полезла было в окно, но что-то схватило её сзади… за ногу.
- {Сensored}, посмотри, куда полезла!
- Тут, {censored},  темно!
- Прорубь там, {censored}, прорубь, а мы в полкилОметре над уровнем моря!
Миранда задумалась. Клопы заспешили, поняв, что могут остаться без такой лакомой добычи. Её добрая душа и чистое сердце пауков не интересовали, куда больше им нравилось в ней обилие съедобной плоти…
- Ты что, {censored}, предлагаешь остаться в этом {censored}?!!
- Я предлагаю скинуть эсэмэску Гороху!
Миранда перекинула вторую ногу через оконный проём. Несмотря на объёмы, думать она умела, и довольно быстро.
- Ну да конечно! А сам-то ты, {censored}, каким Макаром тогда сюда забрался?
- КАТАПУЛЬТИРОВАЛСЯ!!!
Насекомые подползли уже совсем близко.
- Да пребудет с тобой Царь!
- Чегоооо???!!!
Бубль тоже боялся насекомых…
Поэтому он в спешке вытолкнул Миранду из окна и следом вывалился сам, не желая быть съеденным.
- Ну вот, как всегда… - грустно пискнул один скарабей, провожая взглядом падающих СПИДов.
На границе
Живописный пейзаж располагался прямо на границе защитного поля между школой и внешним миром. Снежок, пушистый, беленький и мягкий, плавно опускался на ветки плотно стоящих рядом деревьев в густой чаще тайги. Замерзшая вода на оз. Незамерзающем манила прокатиться на коньках, ну в крайнем случае на пятой точке…
Ребята мчались во всю прыть, сшибая по дороге мирные маленькие ёлочки, ломая не вовремя лезшие в глаза ветки и покрывая всё подряд несусветным матом.
Когда же, наконец, двадцать с лишним человеком прибежали в точку стыка миров, обозначенную на карте местности, дети обнаружили там странного вида деревню… Проще говоря, они поняли, что их надули. Обманули нагло и бесцеремонно. Какая нафиг деревня, тут должна быть сплошная тайга, а посреди тайги – Вечногорящая речка Кипяток…
Все повернули головы в направлении к Рыпу. Рып вопросительно посмотрел на Бренду. Та, оглянувшись и поняв, что ей посмотреть уже не на что и не на кого, попыталась вякнуть речь.
- Ну… это, - рыжая вздохнула, - как бы вот… Ну вот как бы… - Рыжая из рыжей постепенно становилась пунцовой, - ну как бы вот мы здесь. Молодцы, ребята! – Бренда всплеснула руками и улыбнулась, но, не найдя ответных улыбок на лицах товарищей, продолжила, - Теперь… э… Пошли в деревню, что ли?
Рып хмуро отвернулся и взял бразды правления вечеринкой в свои руки.
- Короче говоря. Бренда хочет вам сказать, что она очень сильно просчиталась и СПИДы не такие уж и идиоты…
Бренда опустила голову, исподлобья смотря на «выручавшего» друга. А такой взгляд ничего хорошего не обещал…
- …два пути: либо мы идём обратно, вернее, мчимся так же, как бежали сюда, ибо быть может, ещё успеем, либо идём в деревню. Может, чего подскажут.
Толпа детей всех возрастов и наций, дослушав Рыпа, начала обсуждать наполеоновские планы. В итоге получасового дебата было решено идти в деревню.
- Эй, а ты куда, красавица, - Майлз по фамилии Забитый недружелюбно остановил рыжую, когда та направилась вместе со всеми. – Ты сейчас развернёшься и пойдёшь обратно, расскажешь, что эту заваруху ты устроила, а мы тут ни при чём. Поняла?
Бренда хотела было возразить, уж это бы она смогла – да вот один взгляд на Майлза и на его габариты заставляли сильно задуматься: а зачем я вообще родился?
Бренда молча кивнула и развернулась в противоположную сторону.
- И чтоб без фокусов! Я тебя запомнил, - Майлз заржал и пошёл дальше, весело подпрыгивая.
Бренда вздохнула и поплелась обратно.
- Э, ты куда собралась? Совсем спятила? – Рып заметил исчезновение Бренды из серой массы первым и обнаружил её, плетущуюся назад, тоже первым.
- Я иду назад, - печально пропела рыжая, - признаюсь СПИДам, что это я замутила…
- Не тупи, а?
- Это ж не я сама… Это ж всё Забитый…
- Ааа, - понимающе протянул Рып. – Но ты же не пойдёшь одна?
Рып вытащил откуда-то Ивана и Каролину…
В Школе
- …и честность, и проявленное хитроумие вы будете назначены Вечными Смотрителями Школы! – Получасовое выступление Миранды наконец-то закончилось. Их что, не повесят? Не посадят к клопам? Не заставят всю жизнь чистить туалеты?
Лучше бы это, чем то, чем их наградили…
Вот так нам мстят учителя…

Эпизод 4
Новая одежда. Новые правила.

Золотой век правления Великой Четвёрки знаменит многими реформам, в том числе и военными, и денежными, и, главным образом – реформами образования. Ведь Они, которых ещё называли Джигитами, первоначально занимали должности Вечных Смотрителей.
Для начала, бесшабашная рыжая Бренда внесла предложении дать Школе имя, ведь когда-то царь Горох не успел запатентовать своё изобретение, называемое этой самой Школой, так что подобные заведения теперь расплодились по всему миру.
Итак, имя. Название то бишь. Долго думали четыре короля своего магического мира над новым названием родной Школы, и думы те впоследствии стали куда более глобальными, о реорганизации Школы в общем и целом. Думали-думали и решили, что название должно быть красивым, всем понятным, отражающим суть заведения и чтоб детям понравилось.
- Прошу внимания, - Рып встал из-за стола. – Заседание объявляю открытым.
Бренда и Каролина посмотрели на Рыпа, стоящего посреди Круглой Столяшки. В кроваво-красной мантии и с русыми волосами и «королевской», специально отращенной бородой он выглядел внушающее и устрашающе, как бог Марса.
- Какова тема сегодняшнего нашего собрания? – За пятнадцать лет, проведённые на посту Смотрительницы Школы, Бренда стала куда более спокойной и целомудренной, но голосок оставался всё таким же красивым и летящим.
- Рассматривается дело о присваивании Школе нового имени и статуса, - Рып оторвал глаза от бумажки с речью. – Для благих целей, дабы Школа стала ещё лучше, чем есть сейчас, и приобрела ещё большую популярность, - Рып закончил читать по бумадке, можно было приступать к неофициальной части разговора. И оставшиеся трое это знали, а посему из ниоткуда будто стали появляться бутербродики и чашечки кофе.
- Тэкс, ребят, что мы имеем, - развязно покручивая стальной, выкрашенной в болотный цепочкой, откинулся на спинку Ванёк. – Мы имеем ящик предложений по изменению школы к лучшему от учеников. Так?
- Так, - в голос проговорили Бренда и Каролина.
- Далее – вопрос: рассматривать ли нам их предложения или не стоит? Я более чем уверен, что больше половины там вариантов закрыть Школу нафиг.
- Давайте посмотрим, - Рып, вздохнув, достал из-под стола светлый деревянный ящик.
- Есть у кого-нибудь молоток? – Рып внимательно на всех посмотрел, потом снова вздохнул и ударил по ящику кулаком. Тот медленно, зловеще скрипя, развалился на две половинки.
- Да… много нам работы предстоит, - саркастично оглядев кучу бумажек, констатировал Рып.
- Дорогой… - Бренда замолчала, едва завидев выглядывающую из-за двери мордашку секретарши. – Кгхм… Не будете ли вы так любезны… - Секретарша засунулась обратно, и Бренда смогла нормально продолжить, - хоть одну из записок сумасшедших прочитать?
И началось Заседание Великое, месячное, на реке Кипятке, где граница проведена давно была. И решались там вопросы государственно важные, и мир был там долгий.
И решено было там: Школа теперь зовётся гордым именем Ты-Бы-Сдохс,  в полной мере отражающим суть заведения и прочая чухня, которая в протоколе значилась.
А также…
Секретарша вновь заглянула.
- Будьте добры, принесите нам кофе, - беспардонная Каролина решила занять секретаршу делом. Нефиг маячить тут перед глазами, любопытство своё проявлять.
- Надо бы ещё деление на отделения произвести, - Ванёк был, как всегда, в своём репертуаре.
- И не мешать при том масло масленое…
Бренда приняла из рук секретарши поднос с кофе и поставила посередине стола.
- Спасибо, Машенька, иди уже, болезная, - пожалела рыжая секретаршу. Та радостно улыбнулась, но как-то неуверенно: с одной стороны, Новый год не на работе она проведёт, а с другой – сплетен не так много про начальство насобирает.
- Иди, иди, - Каролина деликатно вытолкала сомневающуюся секретаршу и с чувством собственного достоинства уселась на место.
- На повестке дня – эмблема, - Ванёк сделал умный вид, хоть с салом во рту это получалось не ахти как. – Эмблема Ты-Бы-Сдохса. Нам она обязательно нужна, ведь у каждой уважающей себя школы есть своя картинка…
И продолжилось Заседание Великое, месячное, на реке Кипятке, где граница проведена давно была. И решались там вопросы государственно важные, и мир был там долгий.
И решено было там: эмблема школьная будет красивая и нарядная, как игрушки на ёлках. Собственно, именно игрушка новогодняя и стала визитной карточкой Ты-Бы-Сдохса, «дабы поддерживать дух новогоднего веселья в сердцах учеников и персонала».
- Какого цвета игрушку сделаем? – Рып многозначительно поправил свой красный беретик, будто говоря: «я за красный, я против быков!».
Минута молчания.
- А давайте белого? – неугомонная секретарша, уже в белой зимней шубе, сумкой, страдающей повышенной лохматостью, и Орбитом в зубах снова выглянула из-за двери.
Минута молчания.
- Всё, всё, я поняла, - Машенька привстала на цыпочки и аккуратно закрыла дверь. – Уже ухожу…
Откуда-то снаружи ещё доносились её слова, но Смотрители это уже не слушали, они были слишком заняты делом. Они выбирали цвет для ёлочной игрушки – эмблемы великой школы под многообещающим названием «Ты-Бы-Сдохс».
И продолжилось Заседание Великое, месячное, на реке Кипятке, где граница проведена давно была. И решались там вопросы государственно важные, и мир был там долгий.
И решено было там: эмблема школьная цветом будет белым, да покрыта блёстками разноцветными, дабы не так скучно было.
- А вот что я ещё вспомнила, - вскинулась рыжая, - как у Западных школ бывает. Вот,как ни странно, мы придумали, а с них пример будем брать…
- Кто сказал, что будем?! – Кэрри нахмурилась и окинула взглядом весь кабинет. В комнате сразу стало холодно
- Можно сделать что-то наподобие, на Западе это хорошо поднимает уровень успеваемости и обучаемости, - Бренда же, как ни в чём ни бывало, продолжала толкать речь. – Предлагаю форму ввести, а также разделить учеников на Тёмное и Светлое отделения, они так хоть башни путать перестанут… со временем…
- Кто за? – Рып поднял перо, за ним и все остальные. – Голосуем, товарищи, не задерживаемся. Кто против?
Вопрос, очевидно, был риторическим, ибо все уже проголосовали «за», хоть Ванёк сделал это лишь с пинка Каролины.
- Какого цвета форма?
И продолжилось Заседание Великое, месячное, на реке Кипятке, где граница проведена давно была. И решались там вопросы государственно важные, и мир был там долгий.
И решено было там: форма школьная будет символическая, дабы не травмировать несостоявшиеся детские мозги, то бишь с этого момента запрещались рюкзаки и одежда с черепами и прочими яркими рисунками, порождениями суб-культур неправедных.
- А я предлагаю ограничить возраст поступающих, - проворчал Ванёк. Ох уж как детишки его нервировали, да. Да вот работа есть работа, тем более, с оплачиваемым отпуском в Крыму, в курортный сезон. А вот с цепью своей готовской расстаться придётся, это жаль. Может, сменить работу?..
- Отлчино, - Рып устал настолько, что решил не продолжать писать в протоколе «и продолжилось…», а просто черкнул, что там же решение принято о возрастных рамках. Теперь учиться в Ты-Бы-Сдохсе могли только неумалишённые дети (это сокращало курсы примерно вполовину) и возрастом от одиннадцати лет (а другие сюда и не шли, зато теперь - законодательство).
Рып устало потянулся в кресле, вылез из него и снова потянулся.
- Ой! Никто ничего себе не сломал? – Обеспокоено поинтересовался Рып. – А то я, кажись, хруст слышал…
Троица перекинулась усмешками. Все встали.
Послышался хруст.
Ох, радикулит…

Эпизод 5
Глобальный удар по утопии

- Совсем страдает у нас система образования, ой как страдает, - щупленький дядечка с бородой задумчиво потряс бумагами. – Вот вы, Феликс Эдмундыч, за границей обучались, представление имеете. Вот там разве такая же разруха? Разве там тоже учится кто пожелает, разве ж нет там устава об образовании, разве…
- Да всё есть, - заглушая причитающий голосок дядечки в кепке, пробасил мужик, очевидно, этот самый заграничный Феликс. – И уставы, и системы.
- Ну вот видите, товарищ.
Дяденька приподнял кепочку, но на полпути забыл, что хотел с ней сделать, поэтому опустил обратно на лысину и закурил трубку.
- Ах, хороша, - патетично вздохнул в кепочке, - это вы, товарищ, откуда такую берёте?
- Да таможенный контроль всё, Владимир Ильич, - ухмыльнулся амбал, - таможенный контроль.
- Эх, хороша, - повторил Ильич, затягиваясь по-крупному. – Я вам, Феликс Эдмундыч, не говорил, что вы красивый? – вкрадчивым голосом поинтересовался в кепочке, на мгновение отрывая трубку ото рта.
Амбал засмущался и по-девичьи захлопал ресничками, делая вид, что не знает, что он красивый.
- И не скажу! – Мигом нашёлся и заржал Ильич, наблюдая, как лицо его собеседника меняет цвет – с пунцового на фиолетовый. Ильичу это не понравилось. – Умные красивыми не бывают.
- Ну, товарищ Ленин, - вздохнул детина, отмахиваясь от надоедливой мухи, - за что вы так со мной. Вы вот и умный, и красивый… Во всяком случае, вы так всегда говорите.
- Из каждого правила есть исключения, - Ленин мелко затрясся.
Детина всхлипнул колоритным носом, но, поймав взгляд босса, мигом встал по стойке «смирно».
- Так… что у нас там… про образование-то?
Ленин задумался.
- Я же говорю – ты умный. Сообразительный, башка.
Кепочка несколько раз щёлкнул языком, пытаясь восстановить в памяти предания давно минувших секунд.
- Короче так. Нужно что-то делать, а вот что – тут уже сообразительный ты. Упорядочить систему образования. Ввести новые правила. Например, прапорщикам думать по Уставу не положено. А ученикам по Уставу должно быть положено! А то ведь как у нас: хочешь – думай, не хочешь – не думай. Да, дворники миру нужны. Но что лучше – дворник без образования или дворник с красным дипломом?
Амбал задумался. Почесал нос. Почесал за ухом.
- А уборщицы в школах? Чем плоха уборщица кандидат наук? Ведь и детям такие помочь смогут на контрольных. Вышел в туалет – спросил уборщицу… А главное, всё честно! Никакой коррупции! Понимаете, Феликс Эдмундыч?
Феликс Эдмундыч всё понимал. Поэтому аккуратно вытер внезапно вспотевшую лысину белым кружевным платочком.
Кепочка вдохновлённо затянулся. И тут же поперхнулся. Слишком вдохновился. Внимательней надо быть, внимательней…
- Ах да… вот это. И ещё – как там за границей с высшим образованием? У них небось не отмахал в школе десять лет и на завод работать.
Амбал перевёл дух и задумчиво отозвался:
- Нет. Там есть такие заведения специальные. Инститьютами называются. Это мы школу жизни пропагандируем, а они – школу Интернета.
- Вот! – Кепочка радостно хлопнул в ладоши, совершенно случайно придавив по пути комара. – А давайте мы сборную солянку сделаем.
У правительства поистине были великие планы на вечер.
И на систему образования.
- Вот смотри, товарищ Феликс, - Ильич патетично повёл рукой на цветущую за окном сакуру. – У нас в парламенте умных – только мы с тобой. Иногда это хорошо, но порой надоедает объяснять этим тупицам, чем США отличается от Тринидада, а ножницы – от столового ножа. Посему хочу, чтобы в нашем государственном органе присутствовала ещё парочка умных. Поглупее нас, но немножко умных.
- Стало быть, записываю, - детина достал блокнотик с бабочками. – Поменять Устав, учредить Инститьюты, нанять умных уборщиц и умных заседателей… Слушайте, товарищ Ленин! А может, нам для экономии уборщиц этими же самыми заседателями назначать?
Дядечка с бородой застыл в своём кресле, не сводя глаз с заграничного Феликса. Тому стало не по себе, но, собрав всю волю в кулак, он продолжил озарённо улыбаться.
- Я же говорю – умный ты… И правда, деньги всем нужны, а у нас лишних нет.
- Так и запишем-с, - амбал с усердием вырисовывал буквы, аж высунув язык. – Уборщицы равно заседатели. Теперь давайте с Инститьютами разбираться, ну и Уставом.
- Ну с Уставом всё просто. Ученикам думать положено, учителям думать по желанию, физрукам думать не положено. Остальное вон Жорик придумает, - Ленин кивнул на скелет, сидящий в застеклённом шкафу. – Он не умный, зато полон новых идей. Правда, Жорик?
Феликс Эдмундыч решил, что травка была хороша.
Но Жорик вдруг пристально посмотрел на детину пустыми глазницами и кивнул Ленину. К сожалению, при этом действе у него отвалилась голова, но Ильич тут же приставил её на место.
- Хорош… правда, хорош? – с надеждой в голосе спросил Кепочка, разворчаиваясь обратно к товарищу.
Тот издал странный звук и свалился мешком картошки.
- Ну вот, ещё один, - Кепочка вздохнул и покачал головой. – Ну ни капли воображения.
Через день
- Совсем страдает у нас система образования, ой как страдает, - огромный лысоватый детина задумчиво потряс бумагами. – Вот я за границей обучался, представление имею. Вот там разве такая же разруха? Разве там тоже учится кто пожелает, разве ж нет там устава об образовании, разве… Аа, тьфу.
Скупая слеза выкатилась из правого глаза детины. Зеркало печально повторило сие действие.
- Всё равно не похож…
Он так мечтал стать не только умным, но ещё и красивым, что забыл, что красота тоже требует жертв.
А потом он пошёл через длинные коридоры и лесенки, пока не упёрся в дверь, именованную «варнинг: посторонним вход воспрещён».
Очевидно, Феликс Эдмундыч себя посторонним не считал. Но всё-таки постучался.
- Товарищ Ленин! А я вот тут план разработал.
- Захады, дарагой. Гостэм будэшь… - донеслось из-за двери.
Амбал удивился, но виду не подал и зашёл.
- Вот смотрите…
Дикий вопль заставил Феликса открыть рот и выронить все бумажки. Что-то пролетело через всю комнату и во что-то врезалось. Экран телевизора погас, но что там конкретно было, Феликс Эдмундыч не понял. Маленький ещё…
Через час
Когда наконец Ленин успокоился, а Феликс сидел на стульчике и пил валерьянку, рассказчик решил очнуться и продолжить.
- Я, товарищ Ленин… это… вот… уборщиц новых пятеро, все с высшим образованием, только что из Аргентины. Инститьют учреждён. Теперь у нас по школам детишки будут распределяться с девяти лет, для умалишённых создали специальные школы, это в Уставе прописано, - дрожащими руками он протянул кипу бумаг Кепочке. – В школе, семь лет отучившись, имеют право поступить в Инститьют. Это там тоже прописано…
Ленин пристально посмотрел прямо в глаза товарищу.
- Я что, должен это всё читать? Вкратце мне про Школу, про остальные и так всё понятно.
Феликс замялся. Было видно, что он именно так и считает. Но ещё он был умный. И ему пока хотелось жить.
- Ну… в общем… Вкратце… Возраст принимающихся в Школу – от девяти до одиннадцати лет. Выпускающихся – от шестнадцати до восемнадцати соответственно. Для учеников Школы, - честно, невозможно объяснить, как рассказчик понял, что они говорят о Школе, а не о школе. Вот как-то так говорили, что понятно было. – поступление в Инститьют почти обязательно. То есть, необязательно, но очень желательно, ибо при получении высшего предоставляет им кучу привилегий. Например, свобода в выборе страны проживания, каждый месяц проценты с копеечки…
- Свободен… Всё равно читать… - Ленин по-будничному вздохнул и уставился в бумаги.
Амбал обделённо посмотрел на кепочку Ленина и скрылся. Наверное, в магазин. Он уже давно мечтал о такой кепочке.

Эпизод 6
Возвращение джигитов

Лес только начинал просыпаться, когда посреди поляны, уже залитой солнечным светом, из ниоткуда появились четыре мага. Они недоумённо озирались по сторонам и разговаривали между собой с необычайной для этого времени вежливостью.
- Где мы, друзья мои? – этот вопрос задал каждый из них, и причём одновременно. Затем все улыбнулись друг другу и продолжили осматриваться.
- Я полагаю, что мы на лесной поляне, - сказала рыжая барышня.
- Это очевидно, - саркастически проговорила другая, чем-то напоминавшая ворону. – Наверное, Мастер сможет нам помочь…
- Что ты собираешься делать, дорогая? – Мужчина, крутивший зеленоватую цепь, встрепенулся и посмотрел на девушку.
- Она хочет Мастер Бублю эсэмэску скинуть, - слегка наклонив голову и не отрывая взгляда от облаков, ответил четвёртый - статный господин. - Только, кажется, она опять забыла…
- Чёртов Мегафон! – По поляне раздалось гневное восклицание той самой барышни, смахивающей на ворону. Парни понимающе переглянулись, а рыжая девушка скептически поджала губы и, достав из кармана волшебную палочку, начала производить с её помощью какие-то манипуляции.
Я думаю, все уже поняли, кем были эти четверо. Да-да, та самая Четвёрка – Великие Джигиты, основатели Школы Ты-Бы-Сдохс, стояли сейчас на поляне посреди леса и тщетно пытались понять, в какой дыре оказались.
Тем временем Бренда (если мы хорошо всё помним, то знаем, что рыжую звали Брендой) уже всматривалась в буквы, проявляющиеся прямо перед ней в воздухе.
- Всё, решено. Перехожу на БВК. Он везде берёт… - Каролина всё не могла остыть; она постоянно была так занята, что никак не могла поменять уже наконец этот Мегафон на что-то более стоящее.
- Опять грозится-грозится, и ведь не поменяет. На БВК по сравнению с Мегафоном тарифы грабительские, - прошептал Рып.
- А ты молодец, соображаешь, - похвалил Бренду Ванёк, первый понявший, что именно делает его боевая подруга. – Ну как, что говорит? Где мы застряли?
Сначала рыжая прочитала текст, едва шевеля губами. Нахмурилась. Перечитала.
- Вы находитесь на лесной поляне, - прочитал вслух Ванёк, недоумённо сощурившись. – И что? Вот пипец.
Бренда сочувствующе посмотрела на товарища и развеяла дымку.
- Всё ясно, друзья мои.
Теперь уже трое оставшихся недоверчиво воззрились на подругу.
- Мы примерно в полукилометре от Школы, - констатировала рыжая, вздыхая и опуская глазки.
- С чего ты это взяла? – мгновенно возмутилась Кэрол. Ей очень-очень не хотелось возвращаться в то место, которое продержало её большую часть жизни. – Тебе ясно было сказано: мы на лесной поляне! Знаешь, сколько ещё таких полян? Так что…
Бренда закатила глазки и прервала пламенную речь Вороны.
- Потому что ответ в её духе. Правильный и абсолютно бесполезный.
Аргумент был силён настолько, что даже мисс Вороне пришлось признать правоту рыжей. Она тихо застонала и развернулась на каблуках, отчего тут же упала. Лесная почва никак не могла понять всей прелести шпилек.
Ванёк на пару мгновений перестал теребить цепь. Это означало, что у него наступил глубочайший душевный кризис.
Рып удручённо вздохнул.
Через пару минут джигиты ровным строем шагали к Школе, не забывая по пути считать ворон, любоваться облаками и собирать грибочки.
В Школе
- Значит так, сопливая шалупонь, форточки закрываем. Вещать буду, – директор Школы смачно икнул. - Как вы могли уже заметить, я тут не для интерьера существую. Как лицо ответственное, объявляю месячник борьбы с идиотами и порнографией. Стукачу будет позволено вступить в партию. Редискам будет сделан выговор с занесением в грудную клетку.
За всеми четырьмя столами факов повисла тишина. На завтрак после праздника пришло ещё мало народу, но в Холле уже намечалась драка, плавно переходящая в светский приём. Были у нас тут знатоки физики. Один из семьи Забитых, например.
Зато речь директора заставила всех встрепенуть уши. Ненадолго, но эффективно.
- А ещё тут к нам скоро важные гости нагрянут.
Эта фраза повергла присутствующих в некий шок. Гости? В Школе? Дело небывалое. Видать, и правда он не для интерьера тут торчит.
- Щас будет краткий экскурс в историю. Значит так. У нас в Школе четыре фака, потому что так Великие положили. Да-да, юноша из зала, те самые Великие, которым положено молиться.
Шепоток промчался по классу. Одна Хрюндердорка, не будем показывать пальцем, от переизбытка… будем считать, что чувств… свалилась в обморок.
Директор был очень добрый чел, так что не стал тянуть с объявлением смысла экскурса в историю.
- Вот они и придут. Вижу я их…  - и товарищ Ленин свалился обратно в кресло, открыл макбук и полез в Сеть. Очевидно, там он их лучше видит.
А в Холле продолжилась пьянка.
Где-то посередине между Школой и небезызвестной нам теперь полянкой
Торжественно играет гимн из самозаряжающегося плеера, переделанного под граммофон. Из-за спин педагогического коллектива Школы – кстати говоря, а Директор всё удивлялся, почему он сегодня один за столом, - и членов правительства светят лампы накаливания. Очень яркие.  Кто-то разговаривает по мобиле.
И на фоне всего этого безумия:
- О, великие Ричард Хрюндердор, Брендина Хавлепаф, Иванно Слимзергин и Каролидана Когтидрал! Мы, ваши ничтожные последователи и ученики, не владеющие даже малой частью мощи, что обладали вы, ждали вас в течение нескольких веков! Ваш визит стал необычайной честью и радостью для нас. Мы столько…
- Извините, пожалуйста, – как можно вежливей попросила рыжая, - но нельзя ли убрать свет?
Все четверо стояли и щурились от яркого света, нацеленного прямо им в глаза. Кто-то из Уборщиц извинилась и перевела светодатчики на землю.
- Кгхм…
Тут возникла заминка. Огромный амбал, зачитывающий сие приветствие с пергамента, вдруг смущённо замолчал и жестом подозвал к себе одну из уборщиц.
- Очевидно, здесь товарищу Ленину стало нехорошо, - сказала та, оценив лужу непонятного содержания на пергаменте.
- И что мне теперь делать-то? Пропустить? Нехорошо…
Уборщица пожала плечами и сказала, что она вообще не стала бы ни зачитывать, ни слушать эту бредовую речь, накатанную Директором в приступе белочки.
Амбал шмыгнул носом, подумал пару секунд, пострелял глазками со свитка на Джигитов и свернул пергамент. Возникла неловкая пауза, в течение которой новоприбывшие, члены правительства и учительский состав с нескрываемым интересом разглядывали друг друга.
Потом Феликс Эдмундыч сделал пару шагов вперёд и очаровательно улыбнулся.
- Привет, ребят!

0

2

Неумалишенных????О_о а как я в школу просочился???

0

3

Внимание!
Тема обновлена. История наконец-то дописана до конца - читаем и принимаем к сведению, ибо в анкетах понадобится.

0


Вы здесь » Гарик Потный и Орден Ленина™ » Сюжетик » Собственно, вот и Она - История!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC